Hetalia - Зеркальная Грань.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia - Зеркальная Грань. » Старые темы » для свободных - все высоты достигаемы (с)


для свободных - все высоты достигаемы (с)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

примечание:
- характер и внешность написаны мной достаточно давно, поэтому не стоит удивляться, если где-то их увидите;

1. Имя и фамилия Вашего персонажа

имя: Агава | Agava;
фамилия: Тогуас | Toguas;

2. Возраст

  - Впервые европейцы узнали об этих островах около пятисот лет назад, однако имеются и более ранние свидетельства посещения этих островов арабами (около 9-10 вв. нашей эры);
  - В начале 19 века острова стали официальной британской колонией, получив независимость лишь в 1976 году;
  - Как независимое государство, Сейшелы существует около 35 лет;
  - Если судить по человеческим меркам, то Агава весьма и весьма молода, ей можно дать где-то лет 17-18;

3. Страна

Республика Сейшельские Острова;
фр. Republique des Seychelles;
англ. Republic of Seychelles;
сейш. Repiblik Sesel;

4. Биография

"- Хэй, а расскажи о своей жизни?" - негромко просишь резвящуюся в тёплой воде девчушку. Остановившись, креолка забавно кусает персиковые губы в задумчивости. А потом, быстро выбегая из воды и оставляя за собой на песке влажные следы, южанка садится напротив тебя. Добродушно улыбаясь, она негромко, тихонько начинает свой увлекательный рассказ, повествующий о её нелёгком, но таком интересном прошлом.

___

Сетуя на свою память, Агава упоминает, что первыми её земли открыли арабы, до этого же она жила здесь одна-одинёшенька. Маленькая, ещё совсем-совсем ребёнок, она впервые увидела людей, чужеземцев, и, конечно же, испугалась. Однако, к счастью самой южанки, тогда арабы ненадолго задержались на этих островах, и совсем скоро Агава зажила опять одна. Но счастье свободолюбивой Тогуас длилось недолго - на следующие два века на её островах плотно засели пираты. Одинокие, бездомные, с небольшой провизией, они находились Сейшелы чудесным и райским уголком, подолгу задерживаясь на них. Ведь здесь было всё - провизия, представленная сочными и спелыми фруктами, а также многообразными видами животных и рыбой, Сейшелы были обителью пиратов, ведь из прочной древесины они строили небольшие, но аккуратные островные домики, а иногда - целые корабли и лодки. Но самое главное, что было на Сейшелах, за что их так любили однажды побывавшие здесь пираты, почему они сюда возвращались раз за разом или оставались здесь жить насовсем - это свобода. Безграничная, словно морской простор свобода. Сейшельские острова тогда были лишь кусочками земли в бескрайнем океане, никакого государства, никаких жителей, никакой власти. А, значит, здесь пираты могли почувствовать себя свободно. Что же касается самой Агавы, которая тогда была уже подростком, то к появлению пиратов она отнеслась весьма благожелательно. Она помогала им с постройкой жилища, находила самые вкусные и сочные фрукты, да и вообще отношения сложились у них крайне благоприятные. Именно поэтому пираты не смели наносить никакого вреда островам, именно поэтому тропические леса оставались в целости и сохранности, хотя и древесины пиратам нужно было много. Они относились к природе островов весьма бережно, и благодарная Тогуас, в свою очередь, с охотой помогала пиратам.
В самом начале шестнадцатого века португалец Васко да Гама проплыл мимо Амирантских островов, назвав и обозначив их тогда Адмиральскими. А чуть позже некоторые из островов всё теми же португальскими мореплавателями были нанесены на компасные карты. Наверное, именно с этого момента и начинается первое знакомство креолки с Европой. Однако, португальцев, тех отважных и смелых моряков, она видела лишь на проплывающих вдалеке кораблях. А вот первыми на острова высадились англичане в начале семнадцатого века. Они исследовали острова очень тщательно, описав их потом в своих докладах до мельчайших точностей. Но дальше них пошли французы, которые во второй половине восемнадцатого века стали на наиболее крупных островах основывать постоянные поселения. Именно тогда Агава познакомилась с европейцами, узнала, что такое корица и ваниль, ибо французы стали их выращивать на сейшельских территориях. Не сказать, что первые встречи с европейцами прошли гладко. Всё-таки Тогуас привыкла к свободной жизни, потому образ жизни пиратов был ей куда ближе, да и сами морские разбойники как-то больше к себе располагали Тогуас, чем эти англичане и французы. Она их боялась, и сначала пряталась от сильных европейских держав, Англии и Франции. А одна из встреч между Тогуас и французом вообще закончилась тем, что креолка, сильно испугавшись, бросила в него увесистый плод кокоса, оставив на прекрасном лбу француза большую шишку. Испугавшись за самочувствие этого гостя, Агава побежала извиняться и стала пытаться как-то помочь; так, собственно, эти двое и сдружились. С англичанином отношения обстояли хуже - их, англичан, девчушка боялась, и больше тяготела к новым знакомым-французам.
В течение около пятидесяти лет французские колонисты завозили на Сейшельские острова рабов из Восточной Африки и из Мадагаскара. К рабам Тогуас относилась добросердечно и помогала, как могла, делала всё возможное, что было в её силах, чтобы как-то облегчить им жизнь. Вообще, появление хоть какого-то населения, пусть и зависимого от Франции, радовало Тогуас. Теперь у неё появилось общество, можно было с кем-то общаться, узнавать что-то новое, чему-то учиться. Под влияние Франции Тогуас выучила французский язык, чуть позже создав на его основе собственный - креольский.
Однако настал конец восемнадцатого века, и британцы отвоевали эти острова. Спустя двадцать лет Сейшелы были официально признаны территорией британской короны. Агаву очень потрясла эта новость. Фактически, она лишилась своей свободы, которая была до этого на протяжении нескольких веков, отныне она принадлежала британцам и, увы, поделать с этим ничего не могла. В 1835 году Британия отменила рабство, и британской короной стала поощряться иммиграция индейцев на острова, которые занимались торговлей или работали на кокосовых плантациях. В последующие десятилетия на острова переселялись и китайцы, когда Сейшелы административно присоединили к колонии Маврикий, и аравийцы. В 1903 году Сейшельские острова были выделены в отдельную коронную колонию Великобритании.
Жизнь под гнётом английской короны продолжалась. Не сказать, что условия жизни у Тогуас были уж совсем ужасными, однако эта принадлежность Британии, использование ресурсов её островов во благо лишь британской короны, это ограничение свободы сильно действовали на моральное состояние Агавы. Она стала буквально безжизненной. Исчез блеск в её глазах, потускнел их взор, движения стали скованней, а сама креолка старалась держаться подальше от всех тех, кого переселяли на её острова. Теперь же люди её больше пугали, чем радовали. Была и ненависть к Англии, хотя благодаря британской короне налаживалась экономика этой колонии. Волей-неволей, Агава даже выучила английский язык.
И так бы и чахла креолка дальше, если бы в один прекрасный день, 28 июня 1976 года, Великобритания не предоставила бы Сейшельским островам независимость. В новообразовавшейся стране власть получила Демократическая партия. Однако чуть меньше года спустя власть в результате переворота перешла к марксистам. На Сейшелах стали развиваться рыболовство и туризм, впоследствии ставшие главными источниками дохода, поддерживающими экономику Сейшел. Сельское хозяйство представлено крайне слабо и ограничивается в основном выращиванием корицы, кокосов, ванили и бананов. Также экономике, да и вообще поддержанию жизни Агавы помогают Франция и Англия, изредка навещающие её и привозящие различную провизию.

5. Внешность

"Да ей не может быть восемнадцать!" - громко восклицаете Вы, видя эту маленькую креолку. И, правда, Агаве никогда восемнадцать не дают, все упорно твердят, что ей лет десять, ну максимум двенадцать. Хех, хорошо сохранилась, правда? Вообще, более поэтичные обыватели привыкли сравнивать её с маленькой куколкой, когда она бежит по горячему песку, позволяя прибою касаться, трогать её фарфоровые ступни, нежно целуя их. И, действительно, она словно куколка. Внешне она кажется очень хрупкой, скрывая в себе сильный, свободолюбивый характер. Тогуас словно бы является ещё одним доказательством фразы "внешность обманчива". Хрупкая, тоненькая, кажется, что лёгкий бриз с моря способен её сбить с ног. Однако девчонка упорно бежит навстречу океанскому бризу, даже не покачиваясь в сторону от ветра.
Она невысокая, что, конечно же, даёт ей преимущества. Например, девочка любит говорить, что ей очень легко прятаться и скрываться, ведь она же такая мелкая, что и не сразу-то на карте её заметишь. Рост у креолки сто пятьдесят сантиметров. Он у неё неизменен. Она как была мелкой несколько десятилетий назад, так такой же и остаётся, не растёт совершенно. Вредная какая! Хотя, признаться честно, своим ростом она гордится, ей он очень даже нравится. Странная она, наверное, но ей почему-то нравится ощущать себя маленькой, глядя на кого-то снизу вверх. Остальные обычно стремятся возвыситься, вырасти, а эта девчушка вполне довольна собой. И маленьким ростом, и чуть неказистой фигуркой, и небольшой грудью. Она любит себя такой, какая есть. Никогда эта креолка не гналась быть моделью с ногами от ушей или иметь большую грудь. Ну, во-первых, это же жутко неудобно, а, во-вторых, по мнению самой креолки, это ж некрасиво.
Знаете, за ней приятно наблюдать, получая простое эстетическое удовольствие. Нежная загорелая кожа, худые плечи, небольшая грудь, на которую спадают густые волосы цвета молочного шоколада, а в глаза лезет чуть нелепая чёлка. Волосы вьющиеся, мягкие, длиной где-то по лопатки. Девчушка любит собирать их в два аккуратненьких хвостика и украшать их красными лентами. От волос всегда пахнет чуть солоноватым морем и чем-то сладким. Но этот сладкий запах приятный, он не приторный, он нежный и манящий. Однако, это даже не духи или что-то такое, креолка ими не пользуется. Этот запах сопровождал её всегда и везде, как и запах моря, которым пропитано её молодое тело и загорелая кожа. А ещё, говорят, от неё пахнет каким-то особым запахом, запахом свободы. Странно, правда? Но так говорят окружающие. Они говорят, что, находясь с ней, начинаешь чувствовать себя ни чем не скованным. Нет, скованным не в прямом смысле, скованным морально. Знаете, иногда есть в обществе какие-то особые рамки, устанавливающие, как должны общаться между собой, например, подчинённый и руководитель. Так вот, когда общаешься с Агавой или же просто находишься с ней, то никакого стеснения или скованности не ощущаешь, с ней так легко и так свободно... вот он, наверное, тот запах свободы.
Бывает, что, даже если человек и кажется ребёнком внешне и характером, то его можно вычислить по глазам, узнать настоящий возраст, узнать, что человек уже закалён и познал и прошёл через многое. Так вот тут Агава не относится к тем людям, которых можно вычислить по глазам, по взгляду. Нет, глаза у неё словно живые, взгляд резвый, весёлый, яркий, глаза словно бы светятся от счастья и радости, ей-богу. Очи у неё большие, выразительные, цвета янтаря с примесью корицы. В них так живо отражается лазурное небо или океанский простор, что сидишь, бывало, слушаешь её быструю, торопливую речь, когда она рассказывает очередную весёлую историю, и засматриваешься в это отражённое небо или морской простор, над которым парят чайки, и даже забываешь слушать её живые и изумительные рассказы. А знаете, как приятно, когда она невольно коснётся тебя своими, на удивление мягкими, руками. Несмотря на тяжёлую жизнь, они у неё поразительно мягкие, да и она сама выглядит необычайно свежо. Поразительная девчушка! А, бывает, засмотришься не в её бездонные глаза, а на её тонкий, чуть вздёрнутый, аккуратный носик, которым она забавно двигает или морщит его, когда говорит что-то. Привычка, наверное, право, не знаю. А ещё можно с лёгкостью быть очарованным её маленькими, тонкими губками цвета персика, которые она умеет так изящно растягивать в очаровательнейшую улыбку. Или же остановишь свой взгляд на чуть пухлых щёчках этой девчонки или на её маленьких, аккуратных ушках. Они у неё не проколоты, не любит она носит всякую бижутерию, вроде серёжек или колец, ей это неудобно. Ведь креолка привыкла к подвижной жизни, ничто не должно стеснять её движений. Может именно поэтому, как я заметил, она любит ходить босиком или в лёгких башмачках, а на себя любит надевать небесно-голубое лёгкое платьишко до колен или, что, конечно, реже можно на ней увидеть, короткие шортики и какую-нибудь футболку. Эта креолка ведь мало знакома с Европой, а, значит, никаким пагубным влияниям, вроде следования за глупой модой, она не поддалась, и поддаваться не собирается. Можно ошибочно подумать, что она не заботится о своём внешнем виде, но почему же она всегда такая аккуратненькая и ухоженная? С тонкими бровками, аккуратными губами, изящным носиком и лёгким румянцем на пухлых щёчках, резко контрастирующим с небесами, отражающимися в её живых глазах, глядящих на мир тем удивительным свободолюбивым взглядом...

6. Характер

Большинство живых существ привыкли следовать за обществом, за серой массой, потакать им. Вследствие этого теряется уникальность каждого отдельно взятого человека, все носят похожие образы, и каждый уже потерял себя настоящего за тучей этих однообразных масок. Но есть та ничтожная часть общества, идущая наперекор всеобщему мнению. Это не значит, что они бунтари, хотя, отчасти, таковыми являются. Просто они не привыкли слушать чужое мнение, они сами вырабатывают в себе отношение к кому-то или чему-то определённому. Если общество кого-то считает плохим человеком, что, в большинстве своём, является часто ошибочным, то такие люди-не-из-серой-массы сначала постараются раскрыть таких людей. Не в преступлении уличить, нет, здесь немножко другой смысл. Раскрыть, то есть узнать получше, разговорить, попробовать чуточку проникнуть в душу. И, чаще всего, "плохие" по всеобщему мнению люди оказываются для таких вот людей-исключений отнюдь не плохими. Такие люди-исключения никогда не поддадутся влиянию общественности, сколь большим бы, как и влияние, так и общественность, оно ни было.
Наверное, к таким людям, идущим наперекор общественному мнению, смело можно отнести юную, свободолюбивую девушку-южанку Агаву Тогуас. Несмотря на периоды колонизации, девчонка всё-таки привыкла к свободе, она до жути свободолюбива, словно белоснежная чайка, парящая над морским простором лазурного моря. Свобода - как свежий воздух для неё, без неё она просто умрёт. Не физически, нет, духовно, морально. Просто возьмёт и зачахнет, как какой-то изнеженный цветок, требующий особых условий жизни. Однако, единственным таким особым условием жизни для креолки является свобода, во всём остальном девчонка крайне неприхотлива. Помимо свободы, девушка приспособилась и к бедной, малообеспеченной жизни. Однако бедность никогда не была ей в тягость, девчонка привыкла к ней и живёт вполне довольная жизнью. Никогда не знавшая роскоши и богатства, Агава никогда и не грозилась вырасти испорченной юной леди с жеманной улыбкой, гордой осанкой, тонким станом и лёгким презрением в чуть прищуренных в усмешке глазах, резко граничащим с высокомерием, эгоизмом и холодностью. Её тонкие губы никогда не грозили сложиться в надменную, приторно-сладкую улыбку, приправленную речами из лести или надменной язвительностью. Нет, Тогуас простая, как... да как репка. Или как вон тот стул, ну или эта швейная иголочка. Ну или пробка, в конце концов. Девчонка проста до безобразия, душа у неё открыта для всех и каждого, она совершенно ничего в себе не таит. Однако, если уж Вы доверили ей секрет, знайте, что ни одна живая душа, даже её любимый тунец, не будет знать вашей тайны. Агава унесёт эту тайну с собой в могилу, как говорится. Хотя, до могилы ей далеко. Она, хоть и бедное государство, но дружба с такими влиятельными государствами Европы, как Англия и Франция, позволяет девчушке более или менее держаться на плаву, всё-таки они немного обеспечивают её провизией. И, благодаря этой дружбе, девочка выучила английский и французский языки, а на основе последнего создала свой собственный - креольский.
Как говорилось, Агава ведёт довольно-таки бедную жизнь. Однако даже это обстоятельство не останавливает её в порывах душевной доброты, когда она искренне хочет помочь буквально каждому обездоленному, да и просто несчастному человеку. Помогает она, грубо говоря, всем без разбору. Девчонка уверена, что в каждом можно найти что-то светлое, чистое и доброе, даже не смотря на общественное мнение, выставляющее, быть может, этого человека отпетым негодяем. Нет, конечно, она не станет помогать Вам совершать злодеяния, а вот помочь что-то приготовить, спустить кошечку с дерева, перевести через дорогу или что-то ещё, то это к ней. Также Агава является довольно-таки неплохой жилеткой для слёз, в шотландскую такую красивую клеточку, что прям загляденье. Креолка обладает удивительной способностью успокаивать человека в, казалось, самые безвыходные, трудные моменты и минуты его жизни. Она умеет выводить человека из депрессии, а "пару раз", - как вспоминает сама южанка, - "я отговаривала африканских рабов от самоубийств. Помнится, это век восемнадцатый был".
Девчонка умеет вселять надежду и веру, да и ещё какую. Морально потерянным людям Агава способна вернуть любовь к жизни, показать, что жизнь не так уж сера и плоха, что в ней полно, может и тусклых, но таких разных по цветам красок. А если идти с весело вздёрнутым носиком широкими шагами по жизни, то все тусклые краски моментально становятся яркими и словно живыми, сверкая и переливаясь. Наверное, этим принципом руководствуется креолка по жизни, весело шагая своими фарфоровыми ступнями по горячему пляжном песку на берегу тёплого моря, позволяя ветру развевать яркий разноцветный флаг в её руках.
Но от солёного бриза лазурного моря, нежащегося в ярких лучах экваториального солнца, вернёмся к самой креолке. Раз уж девушка помогает всем, то и, справедливым будет предположение, что она является очень доброй и крайне чуткой натурой. И, действительно, это предположение верно. Никогда креолка не позволит себе кого бы то ни было обидеть, будь то букашка, или же человек. А, случайно обидев, будет тут же извиняться, просить прощения и стараться загладить вину, даже если виноватым окажетесь всё-таки Вы сами. Такая вот она. Просто ей действительно крайне дороги отношения, с каким бы то ни было человеком, и терять друга из-за какого-то случайного слова или действия она не хочет и никому не пожелает, даже врагам, которых у девушки, по её собственному наблюдению, не имеется. Хотя, как признаётся Агава, это крайне странно, люди же не любят, когда что-то, а уж тем более кто-то выделяется из их скучной, серой массы. Вообще любая помощь, даже самая, казалось, незначительная, жутко приободряет южанку, ей очень нравится помогать. Будто бы эта помощь - ещё одна составляющая воздуха, помимо свободы, без которого южанке не выжить. А, что самое интересное в оказании помощи, это то, что Тогуас никогда не потребует чего-то взамен. Девчонка до безобразия бескорыстна. Уж лучше пусть сама Агава пострадает, как морально, так и физически, чем этим объектом страдания окажется какой-то дорогой ей человек или же просто новый знакомый.
Знаете, иногда эту девчонку путают с ребёнком. Многие считают, что ей лет десять, ну или двенадцать, тут уж как кому покажется. И действительно, внешне она сильно смахивает на ребёнка и почти не похожа на взрослую девушку. Да и характером креолка отчасти, хоть и неосознанно, но подкрепляет это ошибочное мнение. Самой яркой чертой её характера, подкрепляющей это мнение, является наивность, большая детская наивность. Она до последнего будет верить, что даже в действительно плохом не по общественному мнению человеке можно найти что-то светлое и доброе, даже если этот человек - серийный убийца, например. Ну, это я, конечно, загнул, но суть та же. Из истории креолки можно привести несколько примеров, доказывающих наивность этой девушки. К примеру, она более, чем двести лет делила свой дом, коими являются её родные острова, с пиратами, обеспечивая их питанием и укрытием, хотя сама была тогда в крайне ужасном, бедном положении и едва сводила концы с концами. Просто она верила, что эти пираты такие же, как она (хотя, отчасти, креолка была права) - бедные, свободные, не имеющие дома и семьи и вынужденные питаться и укрываться тем, что, как говорится, Бог даст. Таким вот Богом для них являлась Агава, в ущерб себе принимающая их и помогающая им выжить. А затем появились англичане с французами; последние стали завозить рабов на острова, которых Агава жалела всем сердцем и старалась помочь. Но ни на жаркий экваториальный климат, ни на мощнейшие европейские державы креолка повлиять, увы, почти не могла. Так что большинство рабов гибли. Единственное, что несколько ослабляло душевные страдания креолки - они гибли сами, ибо большую часть девчушка смогла отговорить от самоубийств и прочих "прелестей". Ну а ещё одна черта, только подкрепляющая ошибочное мнение о её возрасте, - любовь к всевозможным играм, а, особенно, на свежем воздухе. Хотя, последнее не удивительно. В домах экваториальных островов крайне душно, сидеть там чрезвычайно скучно, да и можно, как любят говорить, умереть от жары в таком домике. "Несколько случаев смерти, кстати, было", - задорно улыбаясь, вещает нам Агава и зовёт на пляж. Своими нежными ступнями они бежит по раскалённому песку, и только успеваешь удивляться, как она, успевая добежать до тёплого моря, не корчится от боли в горячих ступнях. "Привыкла, вот и не замечаю", - просто отвечает она и брызгает в Вас тёплой и удивительно чистой морской водой. Сейчас креолка как никогда похожа на ребёнка. Весёлая улыбка на тонких персиковых губах, радостный и задорный блеск в больших янтарных глазах... Нет, она точно ребёнок! Но Вы не успеваете озвучить эту свою мысль и попадаете под очередную волну брызг, слыша её звонкий, детский и беззаботный смех. Кажется, она ни о чём не переживает и не волнуется. "Жизнь слишком коротка, чтобы тратить её на переживания и прочую ерунду, наслаждайся жизнью, пока можешь", - так, кажется, она любит говорить.
Помните, я упоминал, что девчонка крайне неприхотлива? Ну, да, это так, даже оспаривать не собираюсь. Однако, это не значит, что у неё нет и не может быть своего мнения. как раз наоборот. Она чуть-чуть, слегка, но всё-таки своенравна, на большую часть вещей имеет своё мнение, однако спорить она не спешит. Креолка может высказать свою точку зрения, но биться за него до последнего, превращая всё в спор или грызню собак она ни за что не станет. Она не упряма, как осёл, хотя и считает последнего крайне милым созданием. "Просто на всё надо иметь своё мнение, иначе будешь просто бесхребетной тряпкой, которой будут все помыкать, и уж тогда свободы тебе не видать", - тоже одна из её любимых фраз, да и, кажется, принцип по жизни. А ещё Агава не капризничает. Совсем-совсем, хоть и напоминает маленького ребёнка. Она же привыкла жить в бедности, поэтому всякие "не хочу, не буду" от неё не услышишь. Привыкла довольствоваться малым и тем, что дают. Кажется, нелюбимых блюд, вещей, да чего угодно у неё нет. Ну, или просто эта её неприхотливость и не умение капризничать делают своё дело, и девчушка адаптируется абсолютно к любой еде или условиям. Кстати, о еде. Как упоминалось, нелюбимой нет, однако это отнюдь не мешает появиться у Агавы любимой еде. До жути любит рыбу, бананы и кокосы. А ещё очень любит пробовать какую-нибудь экзотическую, необычную еду. Ну, захватывали же её всякие англичане и французы, у них и понабралась этой черты характера, наверное. Вообще, не смотрите, что я так несколько пренебрежительно говорю об иностранцах. На самом деле девчушка любит иностранцев, даже очень. И не из-за того, что туризм - одна из главнейших отраслей её экономики. А просто она любит новых людей, новые знакомства. Ну, я говорил Вам, как она дорожит отношениями даже с малознакомыми людьми. По поводу отношений с людьми... Сходится она с ними крайне легко, общаются они с первых секунд так, словно знакомы уже всю жизнь, ей-богу. Тогуас так непринуждённо и легко общается с незнакомцами... наверное, это и располагает их к ней. Не зря ж пираты более двухсот лет делили с ней её дом, а англичане даже позже провозгласили эти острова одной из "Британских территорий в Индийском океане". Правда уже почти сорок лет она независима от них, но дела это не меняет. Ведь англичане, да и как французы, собственно, продолжают обеспечивать креолку провизией и прочим, помогая ей выжить под жарким экваториальным солнцем на песчаном берегу лазурного, ласкового моря.
А ещё грех не упомянуть, что девчонка она довольно-таки творческая. Любит рисовать, очень хорошо ей даются пейзажи, особенно морские, ну это и неудивительно. У неё, наверное, какой-то особый талант, да или просто чудо, везение, но она умеет в любую свою картину-пейзаж внести ту лёгкостью, то незабываемое чувство свободы, которое ощущаешь, сидя на пляже, когда перед тобой расстилается огромнейшее морское пространство прямо до горизонта, нет, ещё дальше... Знаете, наверное, это всё-таки талант, а, может, просто её тело и разум уже настолько пропитаны этой любовью к свободе, что она, эта самая любовь, невольно оставляет свои отпечатки на всём, к чему прикасаются мягкие руки девушки. Помнится, когда-то подарил ей англичанин фотоаппарат. Массивный такой, чёрный, с широким ремнём... С тех пор любит креолка снимать на этот фотоаппарат, ловя в видоискатель поистине удивительные по красоте кадры. Может, удача, а, может, руку уже набила, не первый же год фотографирует. Кстати, а эти фотографии, ну, те, которые делает креолка, они же ведь тоже пропитаны той самой любовью к свободе...

7. Способности

Каких-то особых способностей у этой непоседы я не замечал. Нет, право, так и есть. Как-то упоминал, что она неплохо фотографирует, а ещё креолка вполне сносно рисует, в особенности, морские пейзажи. Замечательно и очень вкусно готовит. А ещё она прекрасно умеет ловить рыбу, ловко лазает по пальмам и деревьям, собирая сочные плоды. Голосок у неё звонкий и чистый, поэтому любит частенько мурлыкать себе под носик какую-нибудь незатейливую песенку про свободу или морские просторы.

8. История из жизни.

Жарко светило экваториальное солнышко, звонко пели разноцветные тропические пташки, а загорелая, маленькая, словно куколка, креолка в панике забиралась по шершавому стволу на высокую пальму. Чуть ли не каждую секунду эта девчушка оставляла на своей загорелой коже новые кровоточащие царапины или сдирала верхний слой нежной кожи, но, тем не менее, малышка продолжала упорно карабкаться. И вскоре, спустя около полминуты, она оказалась на самой верхушке экваториального дерева, проворно спрятавшись среди широких зелёных листьев и гроздьев кокосов и приняв удобную для наблюдения позицию. Так и не восстановив дыхание, девчушка задержала его от напряжения, пристально вглядываясь в видневшееся через листья открытое пространство. Где-то вдалеке тихо шумел прибой растянувшегося до самого горизонта тёплого моря, на лазурном небе едва виднелись, словно пух, белые облака, а совсем близко, метрах в двухсот от величавой пальмы двигался какой-то человек, медленно ступая своими каблуками сапог по тёмной почве. Этот неизвестный и приковал к себе взгляд маленькой креолки, которая, крепко вцепившись в ствол, продолжала наблюдать за этим молодым юношей. Выглядел он дико для этих островов - мягкие, шелковистые, чуть вьющиеся блондинистые волосы, собранные сзади в изящный короткий хвост, закреплённый бархатным бантом, странная, богато расшитая золотой нитью одежда, а, конкретно, какой-то небесно-голубой плащ, белые панталоны да белоснежное жабо, а также шикарная шляпа, украшенная камнями, перьями и бусинами, похожая на те, что Агава видела на приезжавших ранее на её острова пиратах, - всё это было очень и очень странным, непривычным, чужим. Такой одежды бедная креолка в жизни своей не видала, это было в диковинку и очень пугало. В руках у этого француза находилась тонкая, но очень острая серебряная шпага, которую, наверное, следовало бы убрать, но француз решил использовать её, чтобы прокладывать себе путь сквозь густые и не очень заросли тропиков. Кажется... Нет, совсем определённо этот блондин кого-то искал, и этим "кем-то" была та самая малышка Агава, что сейчас наблюдала за этим французом с высоты пальмы. Блондин двигался медленно, озираясь по сторонам светло-лазурными глазами и изредка прищуриваясь. Агаву он пугал. Пугал сильно, до дрожи в коленках, до желания разрыдаться или расплакаться от страха. Вообще, Тогуас была напряжена до предела. Она не знала, что делать. Приплывшие французы отнюдь не радовали свободолюбивую южанку, поэтому она пыталась всеми силами их выгнать. Собственно, делала она для этого всё, что могла. Однажды, ранним утром она прокралась к ним на корабль и устроила там погром. К сожалению, её заметили, и была устроена погоня и поиски. И вот уже несколько часов с десяток французов, включая и этого, на которого сейчас взирали большие глаза креолки, прочёсывали густые тропические леса. Этот француз, кажется, был главным, и ему повезло больше всех - он смог заметить светлую, чуть ободранную одежду креолки, состоящую из коротких шорт и какой-то майки, когда южанка неосторожно выползла из кустов. А потом были полчаса погони. Южанка петляла среди деревьев, но этот страшный француз поражал своей ловкостью и зоркостью, и в течение всего времени гонки, если и упускал из виду Агаву, то лишь ненадолго, потом всё равно обнаруживая её. Сейчас же, кажется, фортуна была на стороне южанки, но, видимо, француз так легко не собирался отдавать победу этой маленькой шалунье. Именно поэтому сейчас он с упорством собаки-ищейки выискивал Агаву или хоть какой-то её след.
В то же время наша маленькая Агава, которая была уже нескладным подростком по человеческим меркам, пристально наблюдала за неумолимо приближающейся угрозой в лице француза. Единственная бившаяся в её тёмной головке мысль - надо что-то делать, что угодно, но нужно прогнать этих французов. Ну, или хотя бы отвлечь вот этого, что сейчас находился чуть ли не под самым деревом, где, со страхом цепляясь за прочный ствол, сидела маленькая южанка.
И, интересно, кто же виноват, что на глаза креолки, которая лишь на мгновение отвела взгляд от француза, попалась гроздь кокосов? И кто же виноват, что в голову закралась, может, несколько ненормальная, но, почему-то, кажущаяся сейчас единственным выходом мысль? Собственно, не будем выяснять, кто и почему виноват, а просто пронаблюдаем за креолкой, за ходом её мыслей и действий.
Собственно, теперь, к мысли "надо прогнать с моих островов французов!" добавилась и мысль "хм, а кокосом можно неплохо обезвредить этого страшного француза". Эти две мысли не хотели покидать голову южанки, которая уже тянулась тонкой ручкой к весьма массивному тёмному плоду. Уже не раз срывавшая кокосы, Агава имела в этом некоторый опыт, а потому постаралась отделить увесистый плод как можно тише и незаметней. Увы и ах, когда кокос оказался в руках, девчонка случайно, невольно задела широкие листья пальмы, которые, дёрнувшись, негромко, но вполне различимо зашуршали. Это-то и привлекло внимание бедного француза, стоявшего практически под пальмой. Но он успел лишь поднять голову, толком не разглядев, что же творится на верхушке пальмы, а в него уже летел увесистый тёмный плод, брошенный умелой рукой южанки.

9. Ориентация

пусть будет би;

10.Привычки, пристрастия.

Я часто замечал, как эта креолка таскается с какой-то плюшевой игрушкой в виде тунца. Которого, как ни странно, она так и зовёт - Тунец. Вообще, похоже, эта игрушка, которая едва ли не с неё ростом, сопровождает её с самого детства. Она так привязана к ней, что, порой, она даже говорит с этим Тунцом. Боже, она же игрушка! Однако креолка, забавно надувая губки, говорит, что и у Тунца есть душа и что он отлично понимает её, да и они неплохо ладят. Что ж, остаётся только поверить этой девчушке.
А ещё, кажется, упоминала она, что любит собирать ракушки, а потом слушать, как там шумит океан, наивно верят, что слышимый шум всё-таки водный. Эх, наивное дитя. ну да ладно, не хочу разрушать её детскую иллюзию, объясняя, как какой-нибудь скучный преподаватель, что шум, слышимый из ракушек, далеко не водный.
Ах да, ещё же она очень часто любит подшучивать, использую в своём разговоре не чисто какой-то язык, а их смесь. Она может спокойно что-то тараторить на английском, потом резко переключиться на французский, не забывая вставлять парочку слов или фраз на своё собственном, креольском, языке. Та ещё озорница!
Ну и, конечно, эта её непоседливость нередко оказывается причиной всевозможных ссадин, ушибов, царапин и прочих радостей бурной жизни. Любит креолка по пальмам лазить или случайно натыкаться на острые камешки под водой. У неё даже пара шрамов на коленках и на стопах есть. А всевозможные царапины она привыкла прикрывать пластырем.

11. Пробный пост

---

12. Опыт игры или фикрайтерства.(ссылки на фики)

опыт игры - шесть лет;
фикрайтерство - опыт отсутствует, хотя и валяются несколько идей для фанфиков, для реализации которых банально не хватает времени и сил;

13. Как с вами связаться?

да знаете же, где ловить;

14. Как вы узнали об игре?

коварный россия рассказал .о.

15. Скорость игры.

появляться на форуме могу каждый день, а вот посты пишу в зависимости от загруженности и физических и моральных сил. обычная скорость - один пост в 2-3 дня, хотя при благоприятных условиях могу и по два-три поста в день писать, здесь уж как обстоятельства будут складываться;

Отредактировано Agava Toguas (2011-10-19 23:32:52)

0

2

Очень хорошая анкета! Мне всё нравится. Жду вашей истории из жизни, ну, за одно задам пару вопросов.

Считаешь ли ты Францию своим "братом". Просто в фаноне очень часто проскакивает тема любви, хотелось бы узнать твоё мнение, так как тебе придется играть с ним.

Еще! Я слышал, что у тебя живёт очень забавный краб, кажется, его зовут "Пальмовый Вор" Расскажи, его можно кушать? * мечтает наведаться в гости*

тема пробного поста - Сейшелы первый раз приезжает в Европу по делаем. Можешь выбрать любое время и любое место. Объём 800 слов максимум!

0

3

тема: Сейшелы первый раз приезжает в Европу по делам. Можешь выбрать любое время и любое место.

В целом, всё было неплохо. Ладно-ладно, всё было терпимо. Хотя, чего уж врать, всё было ужасно. Непривычный климат не особо хорошо сказывался на самочувствии южанки, которая из-за отсутствия солнца была несколько подавленной и унылой. Деловой костюм, который её заставили одеть, был ужасно неудобным, жал во всех местах, да и вообще ограничивал свободу чуть ли не половины привычных для южанки действий. Сейчас, неспешно шагая по одной из мостовых Франции, Агава мечтала лишь об одном - переодеться в привычную для себя одежду - нежно-голубое платье или что-то, что не стесняло бы её движений, - ну и совсем уж было бы хорошо вернуться к себе домой, на родные острова, в привычный климат. Сейчас Тогуас тосковала по тёплому морю, лазурному небу с облаками-перьями, по горячему песку, по жаркому экваториальному солнцу, да по всему, что было на её островах. Франция, конечно, не Британские острова с их отвратительным серым климатом, вечными туманами и моросящими дождями, но, тем не менее, и здесь, во французской столице Тогуас ощущала себя крайне неуютно, скованно. Европейцы её несколько пугали, а потому, ускоряя шага и уже чуть ли не переходя на отчаянный бег, креолка старалась как можно быстрее добраться до назначенного места встречи.
Вообще, собственно, раз Европа так угнетала эту бедную девушку, чего ради она сюда приехала? В общем-то, причина была весьма и весьма важной - необходимо было укрепить давно налаженные экономические и культурные связи с Францией. А так как креолка безвылазно живёт на своих островах, Франциск мягко намекнул южанке, что было бы неплохо поехать в  Европу, увидеть Старый свет и узнать, что вообще из себя он представляет и какова его жизнь. И, если сначала перспектива поездки, хоть и пугала, но выглядела вполне заманчивой, то сейчас, находясь в матушке-Европе, Агава Тогуас, уже отчаянно бегущая и стуча маленькими каблучками по мостовой, очень сильно жалела, что вообще согласилась на это мероприятие. В голове витали различные беззлобные проклятия в сторону опекуна-француза, которые девчушка поклялась высказать в лицо блондина, когда наконец-таки его увидит.
Тогуас, спотыкаясь, уверенно приближалась к уже виднеющейся вдалеке типично французской кофейне, в которой и была назначена встреча французом, после того, как он отправил креолку прогуляться по его столице.  Уже почти оказавшись у входа, Тогуас чудом избежала столкновения своего маленького аккуратного носика с высоким фонарным столбом. Притормозив, креолка быстрым шагом зашла в кофейню, пытаясь отдышаться и выровнять рваное дыхание. Янтарные глаза быстро, с неким заметным в их взгляде страхом пробежались по сидящим в кофейне посетителям и таки выловили светло-блондинистую шевелюру, забранную сзади в хвост бархатной лентой. Прямо как несколько веков назад. Поджав губы, креолка тихим шагом подошла к французу, занимавшему дальний столик у окна, и заняла уютное плетёное кресло напротив него. Получив в ответ радостную улыбку и приветствие на французском, креолка, тем не менее, не дала блондину продолжить радостной речи и сама ответила на дальнейшие вопросы о прогулке:
- Франциск, я больше никогда не буду гулять одна по этой страшной Европе! Ты хоть знаешь, сколько я всего пережила и натерпелась? Эта Европа такая огромная, такая страшная, а твоя столица такая непривычная, яркая и пугающая.
Голос южанки чуть дрожал, только доказывая страх креолки перед старушкой-Европой. Француз лишь мягко улыбнулся, ласково потрепав подопечную по тёмным волосам.
Собственно, исключая этот маленький инцидент, исключая все причитания Тогуас, о том, что "Европа страшная, и, вообще, я хочу домой!", переговоры по укреплению экономических и культурных связей прошли вполне мирно и положительно для обоих сторон.

пардон за такой бред на сонную голову .-.

Иван Брагинский написал(а):

Считаешь ли ты Францию своим "братом". Просто в фаноне очень часто проскакивает тема любви, хотелось бы узнать твоё мнение, так как тебе придется играть с ним.

Для меня Франция - что-то вроде старшего брата. Мы относимся друг к другу очень тепло. Всё же, он мне помогал, да и помогает экономически. Именно благодаря его поддержке я и живу вполне неплохо, на бедность я особо не жалуюсь. (ну и, конечно, не стоит забывать про старого доброго англичанина, который тоже оказывает некую экономическую помощь, но сейчас всё-таки не о нём).
Тема любви - это всё фанатские выдумки. Да, несомненно, у меня есть чувство привязанности к Франции, но это чувство больше похоже на чувство привязанности младшей сестры к старшему брату, когда последний является довольно-таки важным тебе человеком (поддержит и в духовном и в материальном плане, ободрит и т.д.), и тебе просто страшно потерять его.

Иван Брагинский написал(а):

Еще! Я слышал, что у тебя живёт очень забавный краб, кажется, его зовут "Пальмовый Вор" Расскажи, его можно кушать? * мечтает наведаться в гости*

Конечно же можно, у него удивительно вкусное мясо! Но нужно быть осторожным - у него очень цепкие клешни. Но с ним можно совладать, если поместить его в воду - через 4 с небольшим часа он умрёт, и тогда ты можешь самостоятельно приготовить вкусное крабовое мясо. А, если не знаешь, как правильно его приготовить, то с удовольствием тебе помогу.  И, конечно же, буду ждать на своих островах ~

0

4

Отлично, меня всё устраивает, ты принята! Можешь начать игру с улицы или же штаба ООН. Советую не затягивать.

0

5

Человек не вступил в игру, роль освобождена.

0


Вы здесь » Hetalia - Зеркальная Грань. » Старые темы » для свободных - все высоты достигаемы (с)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC