Hetalia - Зеркальная Грань.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hetalia - Зеркальная Грань. » Старые темы » Анкета Норвегии


Анкета Норвегии

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

айдидит!
1. Имя и фамилия Вашего персонажа
Юнатан Нансен | Jonatan Nansen
Ласково-любовно-издевательски прозывается либо Юсси, либо Викинг.

2. Возраст
Точно и сам не помнит, когда появился на свет, однако уже в четвертом-пятом веке осознавал себя юношей. Чтобы не путаться, отсчет ведет с того момента, как стал единым королевством, и говорит, что ему 1139 лет. В паспорте значится 25 лет.

3. Страна
Королевство Норвегия | Kongeriket Norge

4. Биография
Давным-давно, в стародавние времена от Норвегии шарахался едва ли не весь западный мир. Еще не получивший своего имени и не ставший королевством норг частенько навещал и Британские острова, и Францию, и малыша-Америку, и восточную Африку. Востоком тоже не брезговал, водил деловую дружбу с Византией и умилялся маленькому России, когда шел по пути из варяг в греки. В 872 году норвежский конунг Харальд Прекрасноволосый одержал победу в битве при Хаврсфьорде и дал мальчику имя Норвегия, что в переводе на русский означало "Северный путь", и именно с этого момента ведет отсчет своих лет Королевство Норвегия. Сами понимаете, дело объединения страны под властью одного короля - дело мудреное, и находились те, кто не желал жить под властью Харальда. Они бежали за море, в ледяной край, имя которому было дано Исландия. Да-да, это и есть младший брат Норвегии.

Что касается вопроса веры, то для Норвегии он оказался мучительным. Крестили норга буквально огнем и мечом, тех, кто не желал креститься добровольно либо заставляли, либо уничтожали. После крещения Норвегии было дано его человеческое имя Юнатан - в честь библейского персонажа, друга Давида, Ионафана.

Когда Юнатан был молод, он мог смело называть себя неудачником. То его собственный король зарвется в своем стремлении искоренить в Норвегии язычество, и страна перейдет под власть датского конунга, восстав против правителя, то черная смерть едва ли не полностью выкосит все население, то начнутся расколы и междоусобные воины, до сих пор Норвегия помнит, как боролись партия биркебейнеров и партия баглеров. Разве что в XIII веке при Хоконе IV Юнатан почувствовал себя немного свободнее и перестал волноваться. Наступил период мирного развития страны, который закончился после смерти следующего Хокона в XIV веке.

А началось все с того, что Хокон V умер бездетным, и норвежцы избрали себе королем Магнуса Эриксона, который по своей матери приходился покойному внуком. И все бы ничего, да только он был еще и шведским королем, так что больше внимания уделял Бервальду, а не Юнатану. Когда в середине века разгорелась эпидемия чумы, Норвегия потребовал присутствия короля на своей территории, и тогда Магнус прислал своего младшего сына Хокона. Но короли не вечны, и мужская линия пресеклась. И Швеция, и Норвегия решили провозгласить наследником престола малолетнего Улафа и назначить регентшой его мать Маргариту, однако Улаф скончался, и таким образом вдова Хокона стала единоличной правительницей трех королевст. Да-да, трех. Ведь она была еще и королевой Дании.

Так и началась Кальмарская уния, так и началась норвежская "ночь в четыреста лет". Быть может, абсолютно естественно, что датские короли любили Данию, и Швецию с Норвегией к нему не ровняли. Бервальд оказался более своевольным, нежели Юнатан, и уже к 1523 году благополучно смылся вместе с Финляндией. Норвегия же рассчитывал скорее на благорассудство королей и не раз говорил им о том, что присланные к нему чиновники ведут себя нагло и издеваются над страной. Не одно десятилетие Норвегия страдал от боевого запала Андерсена, его жителям приходилось жертвовать всем ради неизвестых им целей, платить непомерно высокие налоги, а короля своего они в глаза не видели. Не в последнюю очередь помогли норвежцам отстоять свои права смуты в Дании, когда даны не желали жить под властью иноземных королей. В середине XV века уния Дании и Норвегии стала равноправной, и хоть у каждого из них были свои законы, свои порядки и свои финансы, король у них был один на двоих. Но уже через век ни о каком равноправии речи и не шло, продолжилось подавление вольностей, был уничтожен норвежский суд, норвежские армия и флот переходили под управление Дании, фактически Норвегию превратили в провинцию. И тогда Юнатан серьезно заболел и словно застыл на месте. Он практически забыл, как писать на родном языке, постоянные войны со Швецией истощили его, а всемогущая Ганза практически уничтожила торговлю, если таковая вообще была. Но были и положительные моменты в житие-бытие с Данией: это именно в то время заложились основы государственности Норвегии и укрепились демократические начала в его сознании.

Когда в начале XVII века исчезла Ганза, Юнатан вздохнул свободно и смог наладить торговые отношения, стало развиваться судоходство, рыбный и лесной промысел, потихонечку начался прирост городского населения. А в конце века XVIII, когда Дания воевал с Англией, в норвежцах проснулся дух национализма и любви к своей родине и свободе. Наверное, еще бы тогда Норвегии удалось стать самостоятельным государством, но Юнатан был слишком привязан к своему тогдашнему штатгальтеру. После его смерти в 1809 году разговоры об обретении независимости зазвучали вновь. После долгого сопротивления со стороны датчан в 1811 году в Христиании (нынешний Осло) открылся первый университет, и теперь уже Копенгаген перестал быть центром норвежской культуры. Особо сильно затеребил Йеспера Юнатан тогда, когда подходил конец наполеоновским воинам, и стало ясно, что без Норвегии Швеция не уйдет. Идейно у Дании элементарно не было права уступать друга, поскольку по всем документам Юнатан добровольно находился под властью датских королей, и без его слова распоряжаться государством никто не мог. И было решено, что датский король отречется от норвежского престола, и тогда Норвегия станет независимым государством. Все прошло мирно и гладко, королем стал Кристиан, была даже принята конституция 17 мая. Именно эту дату Юнатан считает своим вторым рождением, поэтому и национальный праздник отмечает в этот день. И все бы было ладно, но ведь это Швеция! Началась непродолжительная шведско-норвежская война, в результате которой Юнатану пришлось тяжко вздохнуть и согласиться на унию с Оксеншерной. Изначально они договорились, что в своих собственных делах они будут независимы друг от друга, а во внешней политике, ладно уж, ходить парой на равных правах. Недолго длилась совместная счастливая жизнь, не тем человеком был Бервальд, чтобы видеть рядом с собой кого-то себе равного. Уставшись за четыреста лет от жизни в подчинении и почувствовавший на секундочку вкус свободы Юнатан делал все, чтобы отстоять свои права, так что ссоры стали для этих двух стран нормальным явлением. В сердцах Швеция однажды воскликнул, что если будет надо, он и силу применит, благо вскоре было решено расстаться по-хорошему, пока до кровопролития дело не дошло. В 1905 году Норвегия получил то, чего ждал без малого пять веков - независимость. Но даже эта уния со Швецией оставила свой благоприятный след в норвежской истории. Пока Эдвард Григ прославлял свою родину семью нотами, по уши влюбленный в город Христиания Альфред Нобель завещал, что его премию мира будет вручать Норвегия. Так и живут: Бервальд поощряет всяких физиков-химиков-литераторов, а Юнатан отмечает заслуги деятелей перед миром.

Обретя независимость, Норвегия наконец смог уделить внимание себе, любимому. Отстранившись от мира и замкнувшись в себе, Юнатан для начала исправил транспортную инфраструктуру и проложил тоннели через свои горы. Чуть ранее Фритьоф Нансен достиг Северного полюса, чуть позже Руаль Амундсен достиг Южного. Надо сказать, что фамилию свою Юнатан получил именно в честь Фритьофа, который был не только исследователем, но и видным политическим деятелем и организатором многих благотворительных акций.

Первая мировая война благополучно прошла стороной, Норвегия сразу же заявил о своем нейтралитете, и его не трогали. А вот Вторая мировая стала настоящим испытанием на прочность. Особенно тревожило Юнатана то, что западные державы решили, что идеальным местом для столкновения нацистов и большевиков станет Скандинавский полуостров, и немудрено, что Норвегия активно добивался исключения России из Лиги Наций, когда Ваня напал на Финляндию, и долгое время припирался с Англией, который все хотел высадить на его территории десант. В конце концов беда пришла откуда не ждали: Германия захватил и Данию, и Норвегию. Дания-то предпочел согласиться и обойтись без жертв, а вот Юнатан сопротивлялся, но в конечном итоге ничего у него не вышло. Как объяснил это дело сам Людвиг, он просто хотел уберечь своих родственников-скандинавов от английских оккупантов. Защитить-то защитил, а попутно взялся еще и очищать Нансена от "гнилой" крови. Делал это весьма осторожно, оставляя свое окончательное решение еврейского вопроса на потом, зато за него прекрасно отдувался лидер националистической партии Норвегии Квислинг. Видкун был одержим идеей сдружить Людвига и Юнатана, но ни лидерам Рейха, ни самому Нансену такая дружба была не нужна. Норвежские солдаты сражались на стороне Антигитлеровской коалиции, сам Юнатан был активным участником движения Сопротивления. Надо сказать, что Вторая Мировая заставила скандинавские страны вспомнить о том, что они - братья и не чужие друг другу, и даже нейтральный Бервальд помогал Юнатану чем мог. Правда, со своей "дальновидной уступчивостью" попал после войны на какое-то время в опалу Норвегии, но не так давно все же был прощен. Отдельная тема - Россия. Это был единственный раз в истории, когда Брагинский и Нансен пересеклись во время войны, да и то Юнатан вытаскивал советских военнопленных из лагерей, а Ваня освободил Северную Норвегию от нацисткого гнета. Какие-то там британские войска? Не, Юнатан не слышал. Его освободил Россия, и точка.

Война наглядно показала Норвегии, что будь ты хоть триста раз нейтрален, а кто-нибудь возьмет, да и нарушит. Планировалось создание Скандинавского оборонного союза, но ничего у друзей из этого не вышло, и тогда Дания и Норвегия приняли решение вступить в ряды НАТО в 1949 году, по сию же пору в нем спокойно и состоят себе. Что касается внутреннего состояния Норвегии, то Нансен и его правительство потратили множество сил, чтобы построить свое государство благосостояния и всеобщего равенства, что примечательно, им удалось. В 60-х годах в Северном море были найдены богатые запасы нефти и газа, и северное королевство зажило ну совсем припеваючи. Ныне он живет благополучно, о себе отзывается, как о смелом, демократичном и самодостаточном государстве, и руки перед трудностями опускать он не собирается.

5. Внешность
Ну вот, у стран есть лица, не отмазаться от этого пункта! Придется сказать, что Норвегия весьма весомо уступил своим младшим братьям в росте, и смотрит он на мир с высоты 176 см. Да и в ширине плеч, придется признать, не так могуч, как, скажем, Швеция, хотя на звание астенического задохлика Юсси точно не претендует. У него нормостеническое телосложение, развитая мускулатура, крепкие, привыкшие к пешему ходу ноги и сильные руки с цепкими сильными пальцами. У Норвегии нет привычки ронять все подряд, он – обладатель «мертвой» хватки. Лицо его даже чересчур пропорционально, из-за чего у многих возникает впечатление, что перед ними – статуя. Мимика на норвежском лице не частый гость, и хоть Юсси не является таким кирпичем, как Бервальд, переход от улыбки к нахмуренным бровям происходит плавно, без резких движений, и собеседник без труда может проследить, как опускаются уголки губ и сдвигаются брови к переносице. Что же касается черт лица, то можно сказать, что кожа Юнатана бледная, форма лица стремится к квадрату, лоб высокий, нос прямой, губы тонкие, шероховатые, скулы высокие, но не выраженные ярко, подбородок широкий, чуть выступающий вперед. Волосы пшеничного цвета, здоровые, густые, длиной примерно до мочки уха. Ужасно непослушные, и некоторые пряди Нансену приходится закалывать крестообразной заколкой. Глаза миндалевидные, темно-синие, ресницы светлые, короткие, брови тонкие, тоже светлые. У Юнатана небольшая дальнозоркость, вдаль он видит лучше, чем вблизи. Слава богу, зрение его не столь кошмарно, как у Швеции, он даже очки не носит. Еще чего доброго, будет он носить очки, как этот олень…

На жесты Норвегия достаточно скуп, он не станет лишний раз ерзать, разыскивая для своей пятой грани удобное положение в пространстве, но уж если начнет размахивать руками, так начнет, так что когда начинает колдовать, рядом с ним не стойте, а то заедет по носу еще. Походка быстрая, целеустремленная, он способен в один момент сорваться с места, но не создается впечатления, что в следующую секунду он сменит направление. Голос громкий, раскатистый, сразу видно, что Юсси привык общаться с собеседниками, находящимися на другой горе или в другом драккаре. Отличается крепким вестибулярным аппаратом, абсолютно не боится высоты и залезет туда, куда датчане со своим равнинным пейзажем залезть не рискнут. В одежде ценит прежде всего удобство, но и об аккуратности не забывает. Мятых рубашек и футболок на нем не увидишь, ровно, как и драных джинс.
Запомнили? Ему же хуже. Теперь вы не забудете, кто вам так и не вернул сто крон.

6. Характер
Не существует в природе такого слова, каким можно описать Юнатана. Даже извечное, навеки прилипшее к нему «викинг» не расскажет вам о нем все. Придется рассказать о нем, используя куда больше слов, ведь даже в паре фраз не опишешь характер норвежца.

Первое слово для Норвегии: честность. Причем честность, доведенная до уровня, когда собеседнику хочется приклеить свою ладонь к своему же лбу. Юсси предельно честно ответит, если ему не понравится позиция собеседника в том или ином вопросе, ну, или если вам просто не пошли эти милые гольфики с котятками. Прямолинейность у норвежца в крови, соврать для него – это огромный стресс, да и чаще всего он не видит в этом надобности. А если такая надобность возникает, то он скорее наберет в рот воды, чем обманет. Однако норвежская честность имеет и положительные стороны: Юнатан не предаст и скорее прослывет великомучеником, чем пойдет на сделку с совестью. Так же не стоит искать в словах Норвегии тайный смысл: что он сказал, то он и сказал, и ничего иного. Но будьте осторожны: такой же честности Нансен ждет и от собеседников, и вы рискуете потерять его доверие, обманув однажды.

Второе его слово: свободолюбие. Ничто, пожалуй, так не дорого для Юсси, как его свобода, за нее он не побоится поспорить с кем угодно. Если начать ему угрожать, разговор будет кратким: винтовка в руки, и поехали. И даже если король решит сдаться и подписать все бумаги, страна не остановится в своем стремлении добиться независимости. Так же не позволит Юсси кому-либо давить на себя и пытаться повлиять на его решение. Нет, он не будет на кого-то кричать, кому-то угрожать, просить заткнуться, он просто вежливо проигнорирует собеседника и продолжит рассуждать о своем. И третье норвежское слово…

Невозмутимость. С удивительно спокойным вежливым лицом Нансен выслушает все, что скажет ему собеседник, и какой бы длинной, вдохновенной, проникновенной не была его тирада, полная ненависти и желания разозлить-растрогать-вызвать хоть какие-то сильные чувства, Юсси только и спокойно скажет: ну и ладно. Норвегия может испытывать сколь угодно сильные эмоции и переживания, но он никогда не позволит себе выйти из своего вечного состояния равновесия, броситься кому-то на шею или же просто разораться и разнести в помещении все, что только можно. Он умеет держать себя в руках, когда это необходимо, даже слишком хорошо, и лишь немногим доводилось видеть разгневанного и взорвавшегося от переизбытка чувств Норвегию. Но не всегда он являет собой воплощение полного спокойствия, собранности и умеренности. Есть моменты в норвежской жизни, когда наступает пора гулять.

И четвертая черта – азартность и любовь к приключениям. Она проявлялась еще в юности Юнатана, когда он мечтал достигнуть самого края земли, а в результате загуливал к Британии, эта же черта проявляется и теперь, когда начинается какой-либо праздник. Стоит признать: здесь Юсси не знает меры, вот уж точно «гулять, так гулять». Самый пик подобных гуляний приходится на первую половину мая, на так называемый «рюсспериод». Тут же добавляем, что Норвегия изобретателен, и никому бы мы не пожелали играть с ним в фанты. Прочесть порножурнал с выражением? Купить презервативы в аптеке, используя язык жестов? Выпить ящик пива, не выходя из телефонной будки, станцевать у фонаря, поцеловать полицейского? Если вы не умеете всего этого, обратитесь к Нансену, он научит.

Слово пятое: консервативность. Даже тот же самый рюсспериод существует уже несколько веков, и не собирается исчезать из списка традиций. Норвегия не очень любит менять что-то в своей жизни, что уж там – генеральную уборку в доме делает нечасто, так что неудивительно, что его кладовая забита похлеще американской. Все свое старье он хранит бережно, глядит на него с нежностью во взоре, и это относится как к хламу в кладовой, так и ко всяким праздникам, торжествам и церемониям. Не любит Норвегия менять и своих отношений с людьми. Если он единожды назвал вас другом, то знайте, это навсегда. Ему так же тяжело отказываться от своих прежних убеждений, со скрипом он принимает и новые. Что уж там – некоторые убеждения живы еще с эпохи викингов. И одно из них является следующим словом для Норвегии. И это…

Любовь к природе. Да-да, мы сейчас говорим о стране, у которой принято платить по двадцать пять – пятьдесят крон за въезд в округ, и деньги эти пойдут на охрану окружающей среды. Юнатан подвержен ностопатии: даже гуляя в былые времена по свету, он не мог надолго уйти с родной земли. Он влюблен буквально во все, что связано с его краем: в горы, во фьорды, в леса, в ручьи… Большие шумные мегаполисы вызывают у него острое желание запереться где-нибудь и насладиться тишиной и покоем. Летом, когда погода позволяет, он уезжает в домик, что находится в горах, и попросту живет там пару недель один: без интернета, без электричества и прочих вещей, без которых сегодня не представить жизнь современного человека. Ему нужно отключаться на некоторое время, засесть наедине с собой, побыть на свежем воздухе, почитать книгу. И, кстати, о книгах…

Седьмое слово Норвегии: гордость. Гордость за все и вся, что связано с ним. Юнатан гордится своей культурой, своей историей, природой, музыкой, литературой… Список бесконечен. Причем гордость эта переходит в тщеславие: Юсси искренне убежден, что во многом он лучше других, и даже не пытайтесь его в этом разубедить. Из-за этого с ним достаточно тяжело спорить: не может норвежец признать себя неправым, даже если глубоко внутри уже понял, что прав в споре его оппонент. Зато есть отличный способ попасть в список хороших людей: Нансен очень любит лесть, основанную на правде. Он никогда не забудет спросить, что гость думает о норвежских фьордах и нравится ли ему здесь, и если вы начнете рассказывать, как тут у него красиво, прекрасно и какой он замечательный, вы уже почти его приятель. Но и здесь будьте осторожны: не каждый отважится расхвалить норвежскую кухню, особенно если Юнатан решит пошутить в своем стиле и угостить вас, скажем, лютефиском. Да, мало того, что некоторые блюда у норга весьма специфичны, так у него еще и весьма специфическое чувство юмора. Ну что уж там, глядя на то, как давятся несчастные иностранцы вымоченной в щелочи треской, Норвегия испытывает что-то вроде чувства собственного превосходства. Он-то это съесть способен, а они – нет!

Слово восьмое: эмоциональная глухота. Вы что, правда думаете, что он вам посочувствует, пока вы уплетаете лютефиск? Юнатан не всегда понимает, что его прямолинейности и убийственная честность могут оказаться для кого-то похлеще острого ножа в сердце, не всегда он чувствует и то, что кого-то обидел или задел. А утешитель из него и того хуже. Видя чье-то горе, чьи-то слезы, он теряется и не может понять, в чем дело. Церемониальность в отношениях тоже не для него создана. У него в языке даже нет обращения на «вы» и слова «пожалуйста». Хорошо хоть «спасибо» есть, хоть что-то радует.

7. Способности
Таки самый настоящий колдун. Способен видеть сказочных существ, которые ему подчиняются. Если вдруг увидите, что Юнатан как-то не в меру ласково общается со своей собственной ладонью, не пугайтесь, это вы просто не видите маленького эльфа на его руке. Отдельная тема - тролли. Только Норвегия, их ученик, может говорить с ними, не рискуя оказаться съеденным. Один из троллей частенько сопровождает Нансена, и лишь изредка становится видим.
По долгу своей колдунской службы, Норвегия превосходно разбирается в травах, сам делает целебные настойки и мази. Будьте осторожны: проклятия он тоже знает.
Музыкант головного мозга, хоть австрийской увлеченностью сим делом не страдает. Сам виртуозно играет на хардингфеле (как бы норвежская скрипка), если верить легендам, то научил его этому один из троллей. Побринькивает на гитаре, умеет и просто петь, и орать в микрофон без риска сорвать голос.

8. История из жизни.
Воет злая вьюга, веселится северный ветер, принесший холодный воздух из Арктики. Белый снег скрипит под ногами, раскачивается на пушистых ветвях сосен и елей, кружит над головой, словно надоедливая муха… Снег всюду. Еще и холодно, зараза. Зима 1942 года выдалась на редкость холодной. Мало ему всех этих проблем, так еще и природа добавляет. Но Юнатан не думает об этом, Юнатан идет в самую чащу леса, туда, куда ни единый смертный не посмеет забраться. Давно уже стемнело так, что ни зги не видно, и лишь старый барахлящий фонарик хоть как-то спасает его. Нансен мог бы пройти и закрытыми глазами свой путь, но с фонариком понадежнее будет. Ему никак нельзя сбиться с пути, и необходимо сделать все как можно быстрее. Этим пузатым тварям, почитающим себя за арийцев, только повод дай лишний раз поиздеваться над оккупированной страной, а уж если они поймают его за руку на месте преступления…

Подумать только. Когда это Норвегия стал из себя таким осмотрительным? Молодчики, верные своему фюреру, не рискнут заявиться в такое время суток в такую вьюгу, будь они хоть сотни раз отважны и глупы. Особенно не захотят рисковать своей жизнью коллаборационисты. Хоть и предатели, а все равно помнят еще, что их ожидает в глухих лесах после заката. Трясутся за свои жизни, не смеют тревожить хозяев лесов и гор. А Юнатан не боится этих хозяев, Юнатан вырос под присмотром этих существ. И только Юнатан может считаться теперь их хозяином, да и то это скорее равноправная уния, где две стороны уважают права и свободы друг друга. Датская и шведская им явно не ровня.

Идет война. Германия может сколько угодно считать, что он уже победил Норвегию, но война идет. Она идет даже сейчас, в данную секунду, когда Нансену пришлось хорошенько стукнуть по фонарику, чтобы тот вновь заработал. Чертов фонарь, никакого от него проку. Хорошо, что норг давным-давно выучил дорогу, как-то не сильно хочется блуждать в такую вьюгу на ощупь часами. И вот меж деревьев, на склоне скалы виднеется темная щель, до которой луч света дотягивается едва-едва. Усталость исчезает при осознании того, что цель близка, и Юнатан, забыв о ноющих ногах, ранах на спине и стучащих зубах, поспешил к этой пещере. Он знал, что сейчас там горит очаг, и что там пахнет не особо-то приятно, но норвежец давным-давно привык. Это ведь тролли, чему тут удивляться?

Юнатан проходит вглубь, туда, где виднеется огонек. Старый тролль с длинной густой бородой стоит, согнувшись в три погибели над очагом. В старом медном котле что-то кипит, по всей пещере разносится чуть сладковатый и приторный запах мяса. Желудок жалобно сжимается и начинает ныть: Норвегия успел забыть, что такое нормальная трапеза.
Оддгейр, эй, Оддгейр! — негромко зовет хозяина пещеры Юнатан. Старый тролль оглядывается, некоторое время ищет взглядом того, кто нарушил его покой и наконец обращает внимание на молодого человека, который прислонился к скале.

Смотри, кто пришел! — радостно восклицает он, оставив все дела и обняв юношу. Он куда выше и крупнее Юнатана, поэтому норг только ласково постукивает ладонью по плотной зеленой кожи своего друга. — Ну же, проходи давай! — и тролль, как ему кажется, тихонечко подталкивает Норвегию к столу, что стоит левее, только от такого «тихонечко» Нансен едва не полетел ничком вниз, но удержал равновесие. — Что же они с тобой, парень, делают, заколки нет, совсем исхудал, только косточки у тебя погрызть и можно, — замечает хозяин пещеры, пока норг садится за стол, а сам тролль возится у очага.

Брось, я всегда был неаппетитным на твой вкус, — слабо улыбается Юнатан, прекрасно зная, что Оддгейр прав. Он действительно сильно похудел и осунулся за время войны, на щеках давно не появлялся румянец, а головная боль стала столь частым явлением, что Норвегия ее уже не замечает. — Зато ты выглядишь теперь куда лучше, весу поднабрал…

Да, переезд пошел мне на пользу, — отозвался хозяин пещеры, доставая миски и раскладывая жаркое. — Ты был прав, Осло стал чересчур шумным, и нам лучше держаться подальше от него. Храбрецы после заката встречаются, олени есть, так что с голоду не помрем, — и с этими словами Оддгейр поставил миску перед Юнатаном и сам сел напротив. — Вот, угощайся, парень, не беспокойся, это олень, — сказал он и сам принялся за трапезу. Хорошо, что предупредил, а то Норвегия не всегда соглашается принять угощение тролля, чудесно зная, что тот очень любит человеческое мясо. Но если Оддгейр сказал, что это оленятина, то у Юнатана нет оснований не доверять ему. У троллей нет привычки обманывать, и уж подавно Оддгейр не стал бы обманывать своего друга.

Вот об этих храбрецах я и хотел поговорить, — сказал Нансен, еще не рискуя начать есть. Он боялся, что если съест хоть одну ложечку до того, как выскажет свою мысль, то собранность его исчезнет, и он забудет обо всем. А дело к троллю было слишком важным на его взгляд. — Я знаю, что для тебя нет разницы между людьми, и, тем не менее, я прошу тебя хотя бы на время войны не трогать моих граждан. Сейчас у нас общий враг, и у людей, и у троллей, и вы должны объединиться. Сам подумай, если ты съешь всех наших солдат, кто нас с тобой защищать будет? — и лишь договорив, Норвегия позволил себе съест кусочек мяса. Голод раздирал его, хотелось съесть все в один присест, но Юнатан прекрасно знал, что нельзя. А то проблем с желудком потом не оберешься.

Эх, парень, — вздыхает тролль, смотря на Юнатана, как на неразумное наивное существо. — Думаешь, нам правда есть разница? Что одни, что другие – все едины, все шумят, так какая нам разница, кто из их племени здесь жить будет? Горы и леса-то все равно наши, и это их проблемы.
Но ведь это и моя проблема тоже, — вспоминает сквозь приступ Юнатан, сглатывая. — Ты же не хочешь, чтобы я исчез?
Конечно, не хочу, парень.
А если мы не выиграем эту войну, то меня действительно может не стать, — как-то грустно и злобно прозвучали эти слова. Юнатан ни на секунду не мог допустить и мысли о том, что в случае проигрыша он может исчезнуть навеки вечные, а если кроме нацистов еще и тролли будут уничтожать его жителей, то кому бороться за свободу останется? — Всего лишь до конца войны, Оддгейр. Пока мы не покажем этим немцам, чьи это леса.

Оддгейр призадумался. Вопреки распространенному мнению, что тролль должен быть медлителен и узколоб, Оддгейр был далеко не глуп и рассуждать умел. Несколько минут он молчал, и лишь когда Юнатан доел жаркое, он ожил.
Ладно, парень, - вздохнул тролль, и норг понял, что он идет на эту сделку, скрепя сердце. — Я не буду трогать твоих людей, даже если они будут разгуливать ночью в горах, но только временно. И если кто-то из них решит проявить любопытство и придти в мою пещеру, я за себя не отвечаю.
Договорились, — слава богу. Нансен знал, что в конце концов тролль с ним согласился, но ему всегда было тяжело просить своих наставников о чем-либо, а уж о таком их просил впервые. — Ты ведь сможешь передать эту просьбу всем? Они скорее послушают тебя, чем меня, ты ведь их мудрый старейшина.

Хорошо, передам, — кивает тролль, пока Юнатан встает из-за стола и готовится уйти. — Может, еще ненадолго останешься? Куда же ты в такую пургу пойдешь, чего доброго, застынешь по пути!
Прости, никак не могу остаться, — отвечает страна, борясь с фонариком. — Если они заметят мое отсутствие, то не сдобровать, и так уже книгу заклинаний отняли. Не волнуйся, я не заблужусь, как-никак, веками этими тропинками хожу.
И то верно, — улыбается тролль, провожая к выходу своего ученика. — Ты, парень, как будет время, заходи к старику. Но помни наш уговор: когда-нибудь все вернется на свои места.
Я помню, - улыбнулся другу в ответ Юнатан. — Спасибо тебе за ужин, Оддгейр, — и, вдарив для профилактики ладонью по рукояти фонаря, Норвегия поспешил отправиться в путь.
Береги себя, парень! — крикнул ему вслед Оддгейр и удалился в свою пещеру. Что же, одной бедой теперь было меньше. Юнатан не сомневался, что остальные тролли тоже согласятся на перемирие с людьми, хоть и временное. Все же Оддгейр был одним из самых уважаемых великанов, и к его мнению всегда прислушивались. Теперь у Юнатана оставалось несколько задач на ближайшее время. Не дать исчезнуть тонкому лучу света, добраться до своей квартиры до рассвета и не сдаваться. И еще надо подумать, что из этого легче выполнить.

9. Ориентация
Гетеро, друзья мои, гетеро. Правда, датские обнимашки приходится терпеть, скрепя сердце и скрипя зубами. Традиция же!

10.Привычки, пристрастия.
Страстный рыбак. Готов рыбачить хоть сутки напролет. Ради этого может вскочить и в пять утра, и вовсе не ложиться спать. Как рыбу ловит, так ее и готовит. Один датский писатель подметил, что Норвегия ест рыбу 21 раз в неделю. Будьте осторожны: некоторые блюда норвежской кухни для неподготовленного гурмана могут оказаться похуже английских.

Еще и большой сладкоежка, особенно любит лакричные конфетки и свои молочные вафли. Никогда не прочь лишний раз напроситься в гости к Бельгии, у которой вафли тоже вкусные. Хоть и не такие вкусный, как у него, разумеется!

Кофеман, стабильно выдувает за день около десятка кружек в один желудок. До поры до времени считался самым большим любителем кофе, пока однажды не было подсчитано, что Финляндия этим грешит больше.

Любитель зимних видов спорта.
В хоккей-то играет так себе, а вот в лыжных гонках и особенно в биатлоне очень силен. Распространено мнение, что прямо в лыжах и родился.

Тот еще чтец, не откажет себе в удовольствии просто посидеть и почитать. Единственным писателем, чей томик Юнатан держит не с гордостью, а с комком горечи в горле, является Кнут Гамсун. Норвегия по сей день не может простить писателю того, что он был сторонником нацистов.

Любит слушать музыку. И не так уж важно, будут ли это нежные инструментальные мелодии или хард-рок во всю мощь.

Страшная, очень страшная тайна: спит с мягкой игрушкой. Да, у него есть старый, истрепанный розовый заяц, которого Юнатану подарила маленькая девочка в самом начале двадцатого века, желая приободрить свою страну. И Нансен предпочитает держать это в тайне, хотя особо желающие и смелые все же могут пробраться к нему ночью и умилиться при виде холодного норвежского носа, уткнувшегося в розовое плюшевое ухо.

Совет для культурных людей: не общайтесь с Норвегией в период с первого по семнадцатое мая. В этот период Нансен уходит в традиционный запой вместе со своими выпускниками, которых называют рюссы. Что конкретно вытворяет Юнатан лучше даже не рассказывать, однако скажем одно: вываливающийся из телефонной будки пьяный вдрабадан норвежец, громогласно несущий какую-то ересь и чепуху и пристающий ко всем полицейским подряд - это вполне привычное и еще очень приличное явление.

Приверженец теории организованного нелинейного беспорядка. Кратко говоря: в его комнате прописался хаос. Пьяным датчанам вход в комнату воспрещен: Юнатан терпеть не может, когда кто-то трогает его вещи и - мама! - начинает убираться.

Фанат своего же флага. Nuff said. А вы думаете, на кой черт ему эта крестообразная заколка? Это ж скелет любимого флага, который он всегда таскает с собой! Несмотря на то, что идею скандинавского креста Юсси свистнул у Дании, он убежден, что его флаг круче. У Дании только один крест, а у него - целых два: белый и синий, круто же!

11. Пробный пост
Мда?

12. Опыт игры или фикрайтерства.(ссылки на фики)
Три года ролевых, года два - райтерства.
http://ficbook.net/authors/Whisper

13. Как с вами связаться?
Знаете

14. Как вы узнали об игре?
Шел, шел и ссылку на дайрях нашел!

15. Скорость игры.
Человек я - основательный, вдумчивый, абы что калякать в три минуты не очень люблю, поэтому в отдельные дни и в отыгрышах, в которых присутствует много событий и действующих лиц, могу думать и по два дня, но более, чем на три дня действо обычно не затягиваю и стараюсь писать минимум один пост в день. А адрес мой не дом и не улица, мой адрес начинается с вэ-вэ-вэ. Нувыпонели намек.

Отредактировано Jonatan Nansen (2012-02-29 11:25:43)

0

2

Здравствуй, мой северный друг.
Очень хорошая анкета. Правда очень большая, но да ладно, моим глазам итак уже ничего не поможет)
Никаких претензий по тексту не имею, поэтому сразу задам парочку вопросов:

Ты упомянул, что до сих пор относишься к Исландии как к ребёнку, почему? Просто по привычке, или ты считаешь его не способным самостоятельно выжить в нашем суровом мире?

Ну и вопросик о наших с тобой отношениях! Как ты считаешь, стоит ли нам продолжать делить подводное пространство на предмет полезных ископаемых?

тема пробного поста: Норвегия решает пойти на рыбалку, но за им увязывается Дания, а потом и все остальные скандинавы. Опиши этот день. Объём 400-800 слов.

0

3

А как мне было ее лень писать, тыбзнал :3

Иван Брагинский написал(а):

Ты упомянул, что до сих пор относишься к Исландии как к ребёнку, почему? Просто по привычке, или ты считаешь его не способным самостоятельно выжить в нашем суровом мире?

Сказать по правде, есть в этом доля тщеславия. Дан и свей являются моими братьями, мы втроем из одной семьи, в то время, как Исландия мне не просто брат, он - кровь от моей крови, ведь именно мои люди стали его жителями. Когда-то мы не так уж и тесно общались, было дело, викинги с исландских земель на меня даже нападали. Впервые я встретился с самим Айсом только в тринадцатом веке, и он признал власть моего короля, а я обязался его воспитывать. Даже когда мы жили под властью датской короны, вся забота о нашем младшем оставалась на моей совести, так сказать, он был моим регионом, со временем я действительно привязался к нему, иногда мне казалось, что он мне не брат, а сын. Рос на моих глазах, воспитывать его мне приходилось, что уж там. Когда пришло время уйти от Дании, то Исландия оказался попросту "забыт" у Йеспера, а дальше сами знаете, как карты легли. Теперь уже Исландия не первое десятилетие, как самостоятельное государство, способное существовать без чьего-либо надзора, и тем не менее, я не могу на него не смотреть, как на ребенка. И не знаю, по какой именно причине: то ли совсем недавно ему пел колыбельные, то ли горжусь, что не пня воспитал, то ли боюсь подумать, что если Исландия уже такой взрослый, то как стар я?

Иван Брагинский написал(а):

Как ты считаешь, стоит ли нам продолжать делить подводное пространство на предмет полезных ископаемых?

Да уж пора бы нам с тобой разобраться, а то чуть до вооруженного столкновения дело не дошло. Пресса все подтрунивает, что мы с тобой можем это решить в одну минуту, за чашкой кофе и с линейкой в руках, а на деле уже сорок лет придти к соглашению не можем. Основная загвоздка, из-за которой мы все не можем адекватно поделить Баренцево море, это статус акватории вокруг Свальбарда. У нас с тобой несколько разные взгляды на проблему. Ты хочешь разобраться и с дележкой Баренцева моря, и со статусом акватории вокруг Шпицбергена, в то время, как я хочу договориться с тобой именно о море, а по поводу острова придется добиваться признания от всего мира. Так что я ни за что не уступлю тебе спорные акватории в обмен на признание моей правоты в вопросе Свальбарда, неравноценный это обмен.

Что касается поста, старался написать как можно меньше.
А за окном чайки кричат, роса искрится на рассвете... Красота! И как только такую красоту проспать можно? Норвегия искренне считал, что он не имеет права дрыхнуть в такое время и тем более в такую прекрасную погоду. Вообще-то, по мнению Юнатана никто не имел на это права, но так и быть, пусть спят после ночных посиделок у костра. Все-таки правильно Финляндия сделал, что буквально силком потащил их к себе на дачу, решив, что Северная Европа давно не собиралась вместе, это признал даже Бервальд, которого пришлось едва ли не связывать, лишь бы не заперся у себя и не начал отмазываться, мол, у него тут лось не валялся, сколько работы. Выходные на берегу озера вдали от шумных городов – не сказка ли? Не фьорды, конечно, гор в этом районе днем с фонарем не сыщешь, но надо было признать, рыбачить здесь – одно удовольствие. Именно этим и собирался заняться Юнатан с утра пораньше, Еще чего, станет он валяться под теплым одеялом в такую красоту.

Хоть и лето на дворе, а ранним утром, да еще и на озере весьма прохладно, так что Нансен был рад, что взял с собой свитер. Исландия мирно посапывал, раскрыв рот, на соседней тахте, и Юнатану очень сильно захотелось подложить ему какую-нибудь плюшевую игрушку, до того его умилил вид брата. Может, разбудить его и с собой позвать, не так скучно будет? Нет уж, пусть отсыпается, зачем Норвегии сонный и проклинающий мир Исландия? На том и порешив, Нансен, потирая ладони, двинулся к кухне, чтобы влить в себя дозу волшебного эликсира, который спасет его от остатков сонливости. Речь шла, конечно, о кофе, и его надо бы для начала сварить, но при подходе к кухне что-то норга смутило. Как-то подозрительно пахло кофейными зернами. Подозрения подтвердились: позевывая и почесываясь, с кофе и бутербродами разделывался дан.

Доброутро, — сквозь зевок пробормотал Йеспер, попутно салютуя брату бутербродом. Брат же, налив себе кофе, сел напротив и начал глазами искать сахар.
— И тебе не зевать, — пожелал норвежец, невольно отметив про себя, что пожелание весьма актуально. Не прошло и пяти секунд, как он сам раззевался. — Ты чего это так рано вскочил?
Да не знаю даже, проснулся ночью, теперь не уснуть, — отозвался Дания. — А ты чего?
— Хочу пойти с лодки порыбачить, лень в такую погоду дома сидеть.
Верно рассуждаешь!— одобрил брата дан и, немного помолчав, добавил: — И мне лень. Пойду-ка я с тобой.

Ну что ж, хоть такое чудесное утро было создано для гордого одиночества в окружении мохнатых веток елей и высоких сосен, но вдвоем будет всяко веселее. Правда, в результате распугают они всю рыбу, ну хоть скучно не будет. И только дан допил кофе, а норг почти расправился с бутербродом с колбасой, как в коридоре раздалось цокот, и через пару секунд в дверном проеме показалась Ханатамаго.

— Ты смотри, кто прибежал! — негромко воскликнул Юнатан, сняв с бутерброда колбасу и протянув ее собаке. Ох, и убьет же Тино, если узнает! — Ну тебе-то что не спиться? — спросил пуделя норг, пока Ханатамаго расправлялась с колбасой. — Или твои хозяева тоже куда-то намылились? — это был уже больше риторический вопрос, ну кто еще, кроме таких идиотов, как Дания и Норвегия мог бы вскочить, как ужаленный? А фиг. Действие энное: те же и сладкая парочка.
Ух ты, — констатировал факт Бервальд, увидев Нансена и Андерсена. — Вы ч’го это вст’ли в п’ть утра? — как же все-таки хорошо, что умница-Ханатамаго успела умять колбасу, и теперь лишь и делала, что сидела у ног норга и счастливо махала хвостом при виде хозяев, а то Юнатан хотел было начать защищать право пуделихи на барское угощение.
— Мы не знаем, отчего это вам не спиться, а мы идем на рыбалку, — бодро объявил Норвегия, уже вставая из-за стола.
Какое совпадение, мы тоже! — подивился Финляндия, как обычно, улыбаясь. — Раз такое дело, предлагаю пойти всем вместе.
И, едва Вайнямейнен это произнес, как за спинами двух стран кто-то замаячил. Трудно было бы не узнать пятого участника утреннего спектакля. Исландия.
Семейная идиллия, пять часов пополуночи, — не без иронии окрестил действо исландец, наливая воды в стакан. — Что ж, удачи вам, рыбаки, без хорошего улова не возвращайтесь.
— Так пойдем с нами, что дома сидеть? — позвал младшенького норвежец, решив, что так просто оставлять Исландию одного дома – не комильфо. Однако исландец только головой покачал.
Не, я пойду еще пару часиков поваляюсь, — ответил он и спокойно удалился, провожаемый взглядом остальных четырех стран. Вот так всегда и выходит. Собирался пойти один, насладиться тишиной, слиться, так сказать, с природой, а вот тебе, получи компанию. Впрочем, не так уж это и смертельно плохо, правда, шумно и тесно будет в лодке. А если Швеция решит рассказать «историю» про «одного норвежца», который топил рыбу в реке, то какой-то свей полетит за борт. И Юнатан его потом лечить не будет.

Отредактировано Jonatan Nansen (2012-02-28 14:31:17)

0

4

Ох, твой слог действительно прекрасен! Больше никаких вопросов не имею, однозначно, ты принят!

0


Вы здесь » Hetalia - Зеркальная Грань. » Старые темы » Анкета Норвегии


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC